Тихон Кубов: «Настало время самозабвенно врать!»

Мы поговорили с теневым гуру русского андеграунда и узнали, из чего сделана музыка его группы Won James Won, нужны ли ещё кому-то музыкальные рецензии и кто такие Тибул и Грека.

Много копий сломано в боях между «концептуальностью» и «искренностью» в искусстве. По мнению одних, искусство должно идти от ума и нести в себе (подчеркнуть нужное в зависимости от эпохи и контекста) идейный смысл / нравственный урок / многослойный концепт / постмодернистскую игру. Другие сторонятся всяких больших идей как огня и призывают деятелей культуры брать за живое, обнажать душу и говорить сердцем. И продолжается эта полемика на каждой кухне, под каждым дубом и в каждом блоге – куда ни глянь.
Группа Won James Won, потайные классики русского андерграунда, своим творчеством переворачивают этот антагонизм.
Издание нового альбома Won James Won – шедевр оформительского искусства
Лидер WJW Тихон Кубов известен, прежде всего, участием в исторически важной формации I.F.K. – первой и, возможно, последней российской нюметал-группе, от которой не подташнивает, – а также колдовством в эфире русского MTV (​поздний «Shit-парад»). Нынешний Кубов – меломан, синефил и книжный червь высочайшего уровня (взгляните хоть на его выдающийся ​аккаунт в сети Rate Your Music, полный труднопереваемых рецензий в стиле Пинчона), солист полдюжины проектов и неуловимый гуру.
Музыка – подстать. На ранних альбомах Won James Won были в высшей степени рафинированными – издевательский хардкор-панк и наивная электроника варились в странном звуковом коллаже. Откуда-то вещали то персонажи забытых кинофильмов, то гости ночных радиопрограмм, то Борис Ельцин собственной персоной. «Сетевая этика… Имеются две пересекающихся посылки сетевой этики», – вещает незнакомый мужской голос из ниоткуда в никуда. Бац – и хардкор-кавер на нежнейшую песню группы Slapp Happy.
Не самая характерная для WJW вещь – но трудно сказать, что вообще вообще для них «характерно»
Словом, творчество Кубова и ко (второй заметный персонаж группы – басист «Кирпичей» Данила Смирнов) было и остаётся вопиюще концептуальным. Тем удивительнее, что это творение доктора Франкенштейна вдруг встало и пошло. К Won James Won присоединился приглашённый вокалист – Сергей Кагадеев (НОМ) – и группа записала эпическое полотнище «Воиня везумия», где концепты изрублены в такой мелкий фарш, что концептами они быть перестают. Победоносный бас Кагадеева выводит обсценные апокалиптические баллады, смысл которых ускользает и переливается. Сам Кубов врывается в этот эпос иногда прямо по законам массовой эстрады – как приглашённый вокалист или даже рэпер. Вообще, насквозь экспериментальная музыка Won James Won внезапно стала такой болезненно-эстрадной: местами приходя вообще чуть ли не к дабстепу.
«Воиня везумия» – опус неожиданный и обескураживающий, мало кем замеченный хайлайт русской музыки последних лет. Ну ничего, другого такого концепт-персонажа тоже сперва никто не заметил, когда он как бы в нерешимости, отправился к К-ну мосту.
Накануне выхода нового альбома «Red Wedming» мы поговорили с Тихоном Кубовым (которого впору называть русским Майком Паттоном) и постарались узнать, как это всё склеивается.
По одной из версий, Won James Won выглядят так. Тихон – в шляпе
Как ты относишься к сравнениям с Майком Паттоном?
Парней благодарно бью по [физиономии] за такое, а девушкам презрительно целую тыльную сторону.
Группа уже не раз меняла обличья. Какими предстанете перед слушателем на этот раз?
Заказанные на релиз-пати конские кафтаны с кровавым подбоем так и не прибыли с востока Румынии, так что решили не мудрить и одеться, как обычные столичные гастар-хипсторы.
Расскажи про название «Red Wedming». Как в WJW подходят к вопросу концепции альбома? Что служит отправной точкой?
В этот раз все завертелось вокруг многозначного термина «ведьминг». Грубо говоря, мы представили две основные стадии ведьминга – красную, при которой начинается насильственный фрикаут, членовредительство, агрессия и авто-пропагандизм. И черную – это когда пациент в полубреду заполняет свою черную книжечку недовольства миром, собой и Высшими Силами. Слушая альбом, можно заметить, что некоторые треки соответствуют неспокойной красной фазе, а остальные – летаргической черной.
На новом альбоме Won James Won практически полностью отказались от песен («Воиня» была в этом смысле консервативнее) – почему?
Не любим повторяться. «Воиня» была романтической зонг-оперой, а «Red Wedming» ближе по духу к нашему первому альбому. В него тоже инсталлировано много абстрактных ушных тупиков, но хватает и вполне мелодичного, структурированного гуляй-поля. Главное, что на этот раз все лоскуты удалось соединить в шипастый некро-тулуп! (Ай хоуп…).
Кто главный инженер электронного звука группы?
Главный по звуку, разумеется, Данило. Не зря он ученый и мистик, причем, неоднократно титулованный. Категории «живое/электронное» уже давно и безнадежно размыты, так что его контроль – всегда комплексный. Когда вы слышите неистово актуальные биты, парадоксальные расслоения, истекающую патетикой гитарную фразу и крепко сбитые гармонии, ну и, конечно, монументальные, питающие НИЗЫ – это его рук дело. Я же в основном отвечаю за низкобюджетную размазню и сэмпладелические судороги. И кристальное блеяние.
Кто автор удивительного оформления буклета? Вообще, насколько, по-твоему, музыке нужны подобные «обвесы» с применением визуальных искусств? Или это – подушка, пришитая сбоку?
Автор дизайна ко всем нашим релизам – рукастый маг, изувер-гуманист Дмитрий Гомзяков, он же ZonderZond. В уже десятилетней истории Won James Won его визуальные фантазмы – это важнейший и необходимый элемент. Это не подушки с оборками, но целая галерея мистических, царственных лож. Лично я не могу представить наш болезненный универсум без иллюстративной составляющей. Хотя, догадываюсь, что не все слушатели помешаны на веселых картинках.
Что за таинственная процедура ​создания физических копий альбома?
Переадресовал вопрос автору, тов. Гозмякову. Рука не поднялась как-то это править, так что сами смотрите…
С самого начала возникла идея сделать что-то абсолютно неэргономичное – колючее, неудобное, опасное – как собственно и музыка. Поэтому сразу появился эскиз с ​шипастой структурой. А после прослушивания RedDed’а сразу стало очевидно, что не обойтись без взаимодействия соединений, содержащих изоцианатные группы с би- и полифункциональными гидроксилсодержащими производными. Было решено взять толуилендиизоцианат (2,4- и 2,6-изомеры), 4,4-дифенилметандиизоцианат, гекса-метилендиизоцианат и децл изоциануратизоцианата и смешать c линейными продуктами поликонденсации адипиновой, фталиевой и прочих дикарбоновых кислот с этилен-, пропилен- и бутиленгликолями. Вася еще предложил к гидроксилам добавить моноаллиловый эфир глицерина и диаминчику для удлинения и структурирования цепей. И понеслась.
Объект сначала вырезали-вылепили из скульптурного пластилина. Получили черновую модель. Сняли с этого дела первую форму из полиуретановой двухкомпонентной резины. Залили в эту форму самарский гипс ГВВС-16 и получили отливку, которую вычистили, выровняли и зашлифовали. Затем сняли с уже чистовой гипсовой модели (предварительно покрытой шеллаком) еще одну форму, в которую и заливали полиуретановый бульон. Производство [охренеть] какое ядовитое – не вынеся испарений, мастерскую покинули насекомые, мыши и курьер.
По этой же схеме сделали ответную часть изделия. Только мастермодель вырезали на станке с ЧПУ. Дальше обе детали склеивались и торцевые части в четыре этапа шлифовались на станке.
Параллельно рисовался буклет, стикер на коробку и яблоко.
Короче [очень сильный] геморрой. В следующий раз Джеймс выйдет в jewelcase.
У тебя много зарубежных почитателей, ревью на WJW можно найти даже в итальянском интернете. Песня «La gondola orgasma» как-то с этим связана?
Да, хватает друзей по переписке за картонным занавесом. В Отечестве как-то все отмалчиваются, а там люди отзывчивые, в том числе и неаполитанский ценитель звуков Франческо. Но италомания по музыкальной части у меня началась, как и у многих советских несмышленышей, давным-давно, с Челентано и Кутуньо. Иногда хочется отдать дань родине Ромула, Рема и Сан-Ремо. А тут еще и реверанс получился в сторону гениального Родари с его глубоким шедевром «Гондола-призрак». Впрочем, наша песня повествует о том, как безрукий БДСМ-олигарх в льняном белом костюме спас падшую блондинку от половой расправы жандармов во время забастовки проституток в Палермо (1972). Получилась такая Кабирия со счастливым концом.
Как происходит отбор вырезанных из фильмов разговоров, которые разбросаны по всем альбомам? Есть какой-то запас «странных фильмов», откуда вы их вырезаете? С какой целью вы их используете?
Разумеется, мы используем не только фильмы – в ход идут телепрограммы из богатого VHS-архива, сериалы (иногда неприлично свежие), разговоры, отловленные на улице, подарки общественной канализации, монологи (как спонтанные, так и прописанные заранее) друзей, в общем, все многообразие доступного звукового хлама. Иногда особенно удачный сэмпл прорастает в полноценный трек, но чаще лакуны в готовой вещи заливаются человечьей речью. Думаю, такое обилие голосов в нашей музыке возникает из-за желания расширить ее антропологический потенциал – каждый новый голос привносит свое неповторимое настроение, а то и квазилитературный контекст. Что касается именно «странного» кино, то ресурс Cinemageddon всегда может выручить. Но меня больше интересует не труднодоступность материала, а его ностальгическая и метафизическая ценность.
По какому принципу ты пишешь тексты? Их никак не удаётся распутать до конца.
Всегда тяготел к выплескам бессознательного в своих текстах. Автоматическое письмо, словотворчество и недосказанность – это то, что я больше всего ценю в искусстве. Зачем распутывать клубок мозговых червей до конца? Такая картина будет неприглядной и откровенно скучной.
Текст песни «Эдвард в очках» с первого альбома построен на противопоставлении героини «Восьми с половиной» и играющей её Сандры Мило актрисе Киттен Нативидад из порно-эксплуатейшнов – этот пример хорошо показывает характерные черты твоего метода, но не объясняет его совершенно.
Постоянное брожение и взаимодействие персонажей поп-культуры, т.н. «высокого искусства» и нашей собственной мифологии – это, можно сказать, и есть метод. «Эдвард в очках» на мой взгляд – довольно прямолинейная павер-баллада, которая подробно рассказывает о том, как тревожно протекает любовная горячка.
Кто такой Ку-Рай-Тар-Ши, чьи мощи варятся в котле с кинзой (песня «Huchboobсhuh» c «Воини везумия»)?
Это на самом деле она – Ку-Рай-Тар-Ша, основательница дико модной галереи, ставшая жертвой варваров-кулинаров, работающих в духе каннибалистического примитивизма.
Кто такие Тибул, Грека и Хасан?
Тибул и Грека – главные персонажи вселенной ВДВ, которые путешествуют по нашим записям, постоянно оказываясь в непростых внежизненных ситуациях. Тибул – это полноватый лингвист с медицинским фетишем, а кибернетик в отставке Грека, напротив, котирует спорт, но тоже не дурак посибаритствовать. Ну а Хасан влился в эту компанию совсем недавно. Кто он? Вертлявый авантюрист с Балкан неопределенного возраста, поднявшийся на торговле глиняными дилдо-свистульками.
Чем ты занимаешься, помимо музыки?
Профанацией на почве телевидения, полупрофессиональными изысканиями в сфере теорий заговоров. Также подкачиваю ментал средствами нетрадиционной медицины.
В каких отношениях сейчас с участниками I.F.K.?
Периодически встречаю на диких улицах нашего городка дерзкого гуляку Петро. С Чикой, бывает, разделяем широкое семейное застолье.
У тебя широкий круг литературных интересов. Расскажи о своих фаворитах.
Перечислить всех горячо любимых авторов будет тяжеловато – проще посмотреть мои стариковские ​списки на том же Rate Your Music. Открыл для себя Сигизмунда Кржижановского – заполняю мощный пробел в своих познаниях о литературе 20-х. В последнее время читаю более-менее молодых авторов, и всё – на английском. Из свежих открытий – Нед Бауман, Серхио Де Ла Пава, Рэйчел Кушнер, Райан Будино, Жан-Кристоф Вальта, Джон Нивен. Пожалуй, больше всего возрадовал за последний год абсолютно бешеный роман Брэдли Дентона «Blackburn».
Ты довольно активно пользуешься ​Rate Your Music - оцениваешь альбомы, пишешь рецензии – на твой взгляд разговоры о смерти такого жанра как «музыкальная рецензия» – преждевременны?
Рецензии будут в той или иной форме востребованы всегда. Но уже очевидно, что музыкальные критики, как профессиональный клан, стремительно утрачивают свой авторитет. Теперь, когда каждый сверчок и сонграйтер и блоггер в одном лице, наступает эпоха тотального накручивания собственного рейтинга и наблюдать за этой нано-ярмаркой тщеславия бывает очень забавно. В общем, вся труевость отошла в прошлое, настало время самозабвенно врать!
Есть ли у тебя абу-маркуб?
Да, правда, умеренного размера, но очень прыткий.
Новый альбом Won James Won можно послушать и приобрести на бэндкэмпе группы, а наши тексты о музыке, кино, литературе и смежных сферах вы не пропустите, если подпишетесь на нашу ​страницу ВКонтакте. Вот так-то!