Заявимся с лопатами и вилами: Oneohtrix Point Never (25.11.11, Актовый зал)

Дэниэл Лопатин (=Oneohtrix Point Never) — электронный музыкант, который работает с простым и порой противным материалом: дешевые звучки, обрывки речи, радиошумы, заурядные арпеджио. В одном интервью он признается, что не может позволить себе настоящий советский синтезатор, разве что когда-нибудь накопит на «Лель» — «судя по описаниям, это мусор, но я люблю мусор, так что…». Лопатин и копается в мусоре — находит что-то, разбирает, гремит детальками, в итоге из сора и нью-эйджа выстраивая свою, лопатинскую электронику, со многими схожую и ни на кого не похожую — без формы и без ритма, снаружи измерений, с ручками ностальгии выкрученными вправо.

«From my heart, этот концерт очень важен для меня. Now we’re gonna set all these things and get started». Русский язык бруклинца Лопатина (его родители — советские эмигранты) трогательно плох, но он, в конце концов, сюда приехал не петь, а играть и показывать. Приехал, кстати, на редкость вовремя — не каждую неделю в Москву заявляются насущные герои материалов The Wire, Pitchfork, Fact Magazine, The Fader, Dummy; да кто только про него за последний месяц не писал.

На сцене «Актового зала» два человека: OPN и его друг Нэт Бойс, отвечающий за видео-оп-арт. Концерт разделен на две части: в первой эмбиент с ранних записей, включая смутные отрывки с «Russian Mind», во второй псевдо-нью-эйдж с недавних «Returnal» и «Replica».

Видео Бойса на «Russian Mind»

Дуэт Лопатин-Бойс ни в какие измерения слушателя не погружает, он его скорее нагружает — шумами, стуками, бликами и самим видеорядом. Последний в себя что только не включает: кривоугольная геометрия, иероглифы, глазки, чуть ли не игра Sonic The Hedgehog с болотом беременных в качестве ландшафта. Это восьмибитное тридэ порой немного раздражает и выглядит необязательной пояснительной запиской к музыке. С другой стороны, видео работает на каком-то осветительном уровне — мерцания, сияния и тени эффектно смотрятся вкупе со звуком ослепляющей вспышки.

Лопатин лайв, но не в Москве. Видео из «Актового зала» пока найти не удалось

Кульминация — трек «Replica», на экране голова Зайца из «Ну, погоди!»; разумеется, здесь сразу раздается хор девичьих «awwwww». Во время незапланированного биса визуальная часть отключается, и появляется графическая среда программы Max MSP — эти шестеренки выглядят чуть ли не внушительнее крутившегося до того оп-арта.

Другой герой концертов OPN
Другой герой концертов OPN

Все это напоминает то ли хокинговскую «Краткую историю времени», то ли сюрреалистическую короткометражку «Внешний мир». Сам Лопатин похож на боярина: походкой, бородой, жестами; только лицо у него лукавое и немного детское. Он качает головой, когда что-то «не получается», иногда пьет пиво и поворачивается посмотреть, что происходит на экране.

Идти на OPN было немного боязно: по вводным данным должен был случиться то ли очередной вечер лузерской ностальгии, то ли попросту какая-нибудь тоска. Тоски не было, как не было и катарсиса. Если пробовать описать концерт в двух словах, можно было бы назвать его «непреступная забывчивость». Кстати, группа, сделавшая когда-то альбом под таким именем, тоже наверняка не имела ничего против синтезаторов «Лель».

Author