Ganelin Trio — Catalogue: Live in East Germany (1980)

 

Download (rutracker.org)

free jazz / avant-garde jazz

Одной из наиболее неприятных особенностей среднего отечественного джазового слушателя, да, пожалуй, и вообще более или менее продвинутого любителя музыки, является категорическое нежелание признать возможность появления в нашей стране иной музыкальной культуры, помимо академической. К существовавшим в СССР, а затем и в России поп- и рок-культурам всегда относились с порой довольно обоснованными опасениями, а советский и российский джаз давно и прочно ассоциируются с Олегом Лундстремом, Алексеем Козловым и Игорем Бутманом, которые, будучи сами по себе одаренными музыкантами, редко выходили за рамки того, что уже многократно было освоено иностранным джазом. Появление такого предрассудка связано, прежде всего, с отсутствием в России какой бы то ни было индустрии музыки, не попадающей в формат популярных радиостанций.

Еще более посвященные меломаны (или, как выразился один из авторов данного блога «опытные снобы») опасаются того, что все попытки отечественных музыкантов сказать новое слово в таком, как им представляется, чуждом для русского культурного поля жанре, как джаз, могут обернуться в лучшем случае провокацией. Основания для этой позиции, безусловно, имеются: достаточно вспомнить хотя бы знаменитое выступление Сергея Курёхина на телепередаче «Музыкальный ринг», на котором были представлены далеко не однозначные композиции, подкрепленные эпатажным внешним видом исполнителей, а также их искрометной иронией и пылким энтузиазмом в «полемике» со смущенными зрителями. Объяснение такого рода провокациям кроется в двух обстоятельствах. Во-первых, в силу труднодоступности записей и невозможности выезда за границу, советские джазмены не могли в полной мере опираться на все то, что происходило с джазовой традицией по обе стороны Атлантического океана, и вместо этого им приходилось обращаться к опыту первой волны советского авангарда, во многом провокационной по своей сути. Во-вторых, авангардный джаз в России особенно развился в 80-е годы, когда были весьма популярны идеи Джона Зорна, наложившие свой отпечаток.

Несмотря на все это, я беру на себя смелость утверждать, что отечественный джаз — это не только попытки вернуть чужое прошлое и далекие от музыки постмодернистские эксперименты.

Коллектив, о котором пойдет речь, сыграл, наверное, самую важную роль в советском фри-джазе.

984149_707277539344991_5136759745133738171_n

Это — трио Вячеслава Ганелина, или ГТЧ (слева-направо): Владимир Тарасов (барабаны, перкуссия), Вячеслав Ганелин (фортепиано) и Владимир Чекасин (всевозможные саксофоны, кларнеты и всё им подобное). Корни коллектива восходят к 60-м годам, когда каждый из музыкантов жил в разных уголках СССР: Ганелин — в Вильнюсе, куда в 1951 году переехал с родителями из Москвы, Тарасов — в Архангельске, а Чекасин — в тогдашнем Свердловске. Все трое с детства жили джазом и прошли весьма тернистый путь, чтобы научиться его играть. Владимир Тарасов в своей книге [Здесь и далее: Тарасов В.П. ТРИО. — М.; Новое литературное обозрение, 2004] рассказывает, что все их джазовое образование заключалась в том, что они слушали ночную радиопередачу «Voice of America Jazz Hour», которую вел знаменитый американский продюсер Уиллис Коновер, и записывали с магнитофона на нотный лист джазовые пьесы, часто додумывая то, что не смогли услышать сквозь помехи. Тарасов считает, что это, во многом, обусловило самобытность их музыки: «Как ни странно, незнание оригинала очень помогло нам. Мы интуитивно чувствовали, что чего-то не хватает, и сами пытались домысливать это «что-то»; иногда совершенно в другом направлении. Наше желание познать было огромно и неистребимо, и это весьма стимулировало нас творчески, заставляя наши мозги работать».

Почти двадцатилетняя история коллектива началась в 1967 году, когда Тарасов, устроившись в оркестр Литовской филармонии «Огни Немана», переехал в Вильнюс и познакомился с Вячеславом Ганелиным, который тогда учился на последнем курсе местной консерватории и был уже известным в джазовых кругах пианистом. Тогдашний Вильнюс был своеобразным местом концентрации свободолюбивой интеллигенции, а центром культурной жизни в нем было знаменитое кафе «Неринга», где Ганелин с Тарасовым выступали почти каждый вечер в составе нескольких коллективов. Их аудиторией были столпы тогдашней литовской культуры: художники, архитекторы, писатели, поэты и композиторы. Навещал «Нерингу», когда бывал в Литве, и Иосиф Бродский, посвятивший жизни тогдашнего Вильнюса цикл стихов «Литовский дивертисмент». Интересно, что Вильнюс и сейчас остаётся одним из важнейших городов на джазовой карте Европы — во многом, благодаря Вильнюсскому джазовому фестивалю и лейблу NoBusiness Records.

Однако все это продолжалось недолго — музыкантов под ложными обвинениями в алкоголизме и наркомании («играли с закрытыми глазами симфонии какие-то») уволили из персонала кафе. Тарасов утверждает, что их уволили из-за того, что их музыка мешала КГБ прослушивать через установленные в кафе жучки разговоры его иностранных посетителей.

В 1970-1971 годы Ганелин и Тарасов формально являются участниками художественной самодеятельности вильнюсского ДК строителей. Дело вот в чем: каждая такого рода организация в те времена стремилась выиграть конкурсы художественной самодеятельности, в том числе музыкальные. Для игры в оркестрах приглашались профессиональные музыканты, которые оформлялись на работу как инженеры, прорабы и т.п., при этом занимаясь исключительно «самодеятельностью». Именно в это время дуэт формирует концертную программу «Opus a Duo», с которой выигрывает конкурс в Горьком и выступает на многих советских джазовых фестивалях — в дальнейшем эта программа станет основой музыки трио.
Следующим этапом в жизни коллектива стали поиски третьего участника. Классическое джазовое трио создать не удалось — не смогли найти подходящего контрабасиста, которых, по словам Тарасова, в Союзе практически не было. Все, с кем трио приходилось играть, были в лучшем случае аккомпаниаторами, не проявлявшими особой инициативы. Помощь пришла совершенно с другой стороны. В 1971 году, после концерта дуэта в Свердловске, музыкантов пригласили посетить Дом офицеров, где на танцах играл «интересный саксофонист» Владимир Чекасин. Вот как Тарасов описывает их первую встречу с Чекасиным: «на высокой сцене ансамбль Чекасина играл музыку в стиле Джона Колтрейна —совершенно свободно, без намека на ритм, а в зале танцевали друг с другом круглолицые уральские девушки в валенках, пытаясь нащупать хоть что-то похожее на темп в музыке Чекасина и в итоге просто топчась на одном месте». Под впечатлением от услышанного, Ганелин и Тарасов пригласили Чекасина поимпровизировать в концертный зал, в котором они недавно выступали. Через несколько недель саксофонист уже переехал в Вильнюс и устроился на работу в духовой оркестр «Тримитас», основную часть своего времени посвятив игре в составе нового трио.

В 1972 году трио получило первое приглашение выступить за границей — на западноберлинском фестивале «Berliner Jazz Tage». Однако советское Министерство культуры отказало организаторам фестиваля, заявив, что в СССР такого коллектива как Ганелин-трио не существует: музыканты перестали участвовать в «художественной самодеятельности» и столь важного для советских чиновников формального статуса у трио не было. Так как вся концертная деятельность в СССР была монополизирована государством, ни о какой мало-мальски широкой постоянной аудитории, а уж тем более о выезде за границу без формального статуса говорить не приходилось. И только через два года его удалось получить — трио стало официально называться Ансамблем современной камерной джазовой музыки Государственной филармонии Литовской ССР.

За последующие 7 лет музыканты успели выпустить два альбома и получить сравнительно широкую известность как на Востоке, так и на Западе. Стиль каждого из музыкантов полноценно воплотился в Opus Magnum трио — записанной в 1979 году в Восточном Берлине программе «Каталог», изданой на британском лейбле Leo Records с надписью «musicians do not bear any responsibility for publishing this tape». Эта программа суммировала все предыдущие эксперименты коллектива и стала самой известной пластинкой в дискографии Ганелин-трио.

Возможностью послушать ранние записи трио Ганелина мы обязаны Лео Фейгину, мастеру спорта по прыжкам высоту, составителю первого в СССР спортивного словаря и тогдашнему работнику BBC. В 1979 году в Лондоне он создал один из самых влиятельных на данный момент музыкальных лейблов, посвященных авангардному джазу — «Leo Records». В основе каталога фирмы — запись Ганелин-трио, контрабандой вывезенная из Восточного Берлина друзьями Лео и изданная впоследствии на альбоме «Catalogue: Live in East Germany». При этом, возможности слушать свои собственные записи у музыкантов тогда не было — они издавались в тайне от советских чиновников. Только через год Фейгину удалось передать экземпляры пластинки самим музыкантам. Вот что он пишет об этой встрече в отеле в Западном Берлине в своей интересной, несмотря на название, книге [Фейгин Л. All That Jazz: Автобиография в анекдотах. — СПб. Амфора. ТИД Амфора, 2009]: «Около часа ночи дверь в мой номер открылась, и в комнату бесшумно вошел Владимир Тарасов. Он приложил палец к губам, показывая, что мы не должны говорить. В этот момент я еще не знал, что мне дали соседний номер с гэбэшником, которого приставили к трио. Мы сели за стол и стали писать друг другу записки. Я передал Тарасову test-pressing и полчаса спустя он тихо вышел из номера».

Композиционная основа альбома

Вот что Владимир Тарасов пишет про творческий метод трио Ганелина: «Большинство наших композиций было сначала наиграно на репетициях, а затем — когда мы определяли гармонический, мелодический и ритмический порядок — записано на бумаге. Точнее сказать, все музыкальное и эмоциональное развитие мы держали в голове, а на бумажках записывали только схему с основными пунктами, на базе которых выстраивалась композиция. Это позволяло нам быть совершенно свободными в импровизации внутри этой схемы, в то же время строго придерживаясь формы композиции. Позже по этой шпаргалке, уважительно называемой нами «партитурой», мы играли на концерте». Таким образом, по чисто формальному критерию, музыку трио нельзя в полной мере отнести к жанру свободной импровизации, но не стоит и отрицать, что ее основой все-таки являются импровизационные элементы, которые в какой-то мере упорядочены композицией.

Тарасов утверждает, что каждый в трио исполнял свою роль: Ганелин отвечал «за гармонию и форму композиции», Чекасин — за «мелодическое развитие», а сам Тарасов — за «ритмическую основу» Так как особенности игры каждого из музыкантов весьма отчетливо проявились на альбоме, стоит рассказать о них в отдельности.

Вячеслав Ганелин. Безусловный лидер трио. Практически все заранее продуманные моменты в музыке трио — продукт его пера. Его композиционный метод можно назвать «инженерным», так как каждый элемент композиции последовательно усложняет предыдущий, да и сам характер кульминационных моментов на альбоме устойчиво ассоциируется у меня с процессом возведения советскими инженерами и строителями амбициозных проектов: космодромов, электростанций и шахт для запуска ядерных ракет.

Соло Ганелина на рояле

Игра Ганелина на рояле не менее оригинальна и примечательна: его фортепиано порой полностью заполняет звуковое пространство, как будто мы слушаем не трио а концерт для фортепиано с оркестром — такого рода подход к игре на рояле позволяет сравнить Ганелина с Эроллом Гарнером, пианистом совсем другой эпохи и направления, но все же обладавшим характерной «оркестровой» манерой игры. Другие аспекты его игры на рояле позволяют провести параллели с, пожалуй, самыми важными для современного фри-джаза пианистами: Сесилом Тейлором, Александром фон Шлиппенбахом и Мишей Менгельбергом. Помимо этого Ганелин, как и большинство фриджазовых пианистов постоянно играет на рояльных струнах и препарирует их различными предметами.

Не гнушается Ганелин и столь модной для конца 70-х — начала 80-х игрой на разного рода электронных клавишных инструментах — в частности, на бассете, играя на котором левой рукой, он пытается заменить так и не найденного контрабасиста. Тарасов пишет, что «левая рука Славы была лучше любого контрабасиста, с которым мы пробовали играть».

Ганелин на бассете Вдобавок ко всему этому, Ганелин иногда играет левой рукой на перкуссионных инструментах, добавляя ритмической остроты в музыкальный диалог с Тарасовым. Но самое поразительное начинается, когда он берет в руки электрогитару — он извлекает из нее совершенно невообразимые звуки, играя на ней совсем не так, как известные авангардные гитаристы (например, Дерек Бейли или Сонни Шеррок), а скорее так, как пианисты играют на рояльных струнах.

Соло Ганелина на гитаре

После распада трио в 1989 году Ганелин уехал в Израиль и создал там новое трио — Ganelin Trio Priority, в котором он продолжил развивать музыку ГТЧ. Помимо этого известны его сольное творчество, дуэты с Недом Ротенбергом и Владимиром Волковым, музыка ко многим спектаклям и фильмам (в частности, к великому «Параду планет» Вадима Абдрашитова) и многое другое.

Владимир Тарасов. Пожалуй самый уникальный по своей игре музыкант в трио. Это не просто барабанщик или перкуссионист, а настоящий исследователь природы звука. Вся его жизнь посвящена этому. Помимо основной музыкальной деятельности он занимается созданием разного рода инструментов и звуковых инсталляций — пожалуй, наиболее впечатляющей из них является создание двух пятнадцатиголосых «колоколов», устроенных по принципу эоловой арфы для собора Св. Казимира в Вильнюсе.

Манера игры Тарасова также весьма своеобразна. Он далеко не всегда играет ритмично — зачастую его инструменты выходят на первый план импровизации и создают интереснейшую акустическую картину. Методы звукоизвлечения у него тоже свои — все барабаны настроены по-своему, зачастую на них лежат разные предметы, по которым и наносятся удары. Особенно интересно то, как он играет на бочке — создается впечатление, что он воспроизводит на ней несколько ритмов сразу, что многократно усложняет и без того непростую ритмическую основу трио и вводит слушателя в своеобразный транс.

Соло Тарасова Деятельность Тарасова после распада трио представляет огромный интерес. Он сотрудничал со многими грандами современного джаза, среди которых Энтони Брекстон, Лэрри Окс и Марк Дрессер, записал огромное количество сольных альбомов и стал довольно таки известным деятелем в искусстве инсталляции. В прошлом году он выпустил чуть ли не лучшее свое произведение — пластинку «Thinking of Khlebnikov», посвященную исследованию ритмики стихов великого Велимира Хлебникова.

Владимир Чекасин. Самый экспрессивный и непредсказуемый участник трио. Еще в начале 70-х, работая в духовом оркестре «Тримитас» он очень смущал публику и других музыкантов тем, что во время игры снимал ботинки и ставил их под стул. Он никогда не вписывался ни в какие традиционные рамки и вел себя так, как ему заблагорассудится.

На альбоме Чекасин играет на огромном количестве инструментов, иногда используя их одновременно, что сразу же вызывает ассоциации с великим Рахсааном Роландом Кёрком. Его стиль игры объединяет в себе музыку Джона Колтрейна, Альберта Айлера и многих других западных титанов джаза с подчеркнуто русской, «скоморошеской» мелодикой, что роднит его с такими музыкантами, как Владимир Резицкий, Сергей Старостин, Сергей Летов и Николай Рубанов.

Соло Чекасина

Пожалуй, самой известной работой Чекасина после распада трио является саундтрек к великой кинокартине Павла Лунгина «Такси-Блюз», эстетика которой очень близка Чекасинской.

Особую роль на пластинке играет публика. Несмотря на то, что в музыке нет пауз, слушатели всегда угадывают, когда аплодировать, делая свой вклад в звуковую палитру произведения. О таком вовлечении слушателя в весьма непростую импровизационную музыку и по сей день приходится только мечтать. Остается надеяться, что этот скромный материал сможет этому поспособствовать.

Author

  • Tyoma

    Сказано все – и почти ничего.

    • http://jazzeye.wordpress.com mrseigal

      что это значит?

  • http://www.facebook.com/dazzlingheads Vanya Zvezdolet

    Большое спасибо за интересную статью.

    • http://jazzeye.wordpress.com mrseigal

      Не за что) всегда рад.

  • vgrivcov

    Огромное спасибо за познавательную статью !
    Ганелин – трио прослушал на одном дыхании. Полный восторг !

  • https://vk.com/wearetext Краут Беженец

    Обновите, пожалуйста, ссылки на саундклауд, ничего не смог послушать. Спасибо!