Никому не нужные: «Железная Пята Олигархии»

d5aa93bfee033043191590d86032be92

Мы уже рассказывали о кинопопытках осмыслить метафизический выворотень перестроечной и пост-перестроечной России и её граждан. О попытках преломить абстрактную хтонь (хрень) через призму того или иного взгляда на окружающее – через жанр, через аппеляцию к близким по мироощущению авторам и просто через себя, становясь фильтром и сгорая без остатка, пропуская через собственные поры субстанцию, не имеющую отношения к тому, чем является человек, звучащий гордо.
В этот раз поговорим о чём-то совершенно ином. Но вот удастся ли – не знаю. Дело в том, что разговор пойдёт о фильме, носящем гордое название ЖПО (“Железная Пята Олигархии”). Режиссёром фильма выступил Александр Баширов, сыгравший (по большей части – сымпровизировавший) в нём главную роль и написавший сценарий. А также получивший за свой фильм Роттердамского тигра.

Здесь бы стоило и закончить. Потому что, в отличие от подходов, которые перечислены в первом абзаце, здесь взгляд не то, что отличается, его как бы и нет. Вместо взгляда нам предлагается само сырое “существо” хтони, её экзистенция.
Если в других фильмах того времени мы часто встречали персонажей, воплощавших собой сгустки тёмной энергии, которая словно бы стихийно материализовалась перед главным героем, а, порешив его в слякоти подворотни, снова растворялась в помойках заблёванных дворов, в трещинах отсыревших зданий, в угрюмо-давящих интерьерах коммуналок с их увесистой ковровой пылью и случайно услышанных обрывках разговоров то ли о тёмных делишках, то ли о чём-то сокровенно-личном из-за соседнего столика, то здесь всё несколько по-другому.

This slideshow requires JavaScript.

Мы не просто наблюдаем со стороны за одним из таких “сгустков”, материализующихся и исчезающих снова. Мы попадаем в самый “центр циклона”, в “сознание” (к сожалению, нужного слова тут не подберёшь) этого сгустка – им становится сам фильм. А персонаж Баширова становится одним из представителей фауны этого “сгустка”.
Мы проходим сквозь поля ржавого тумана отечественной урбанистической реальности, попадаем в её “отстойники”, где, как и в любом отстойнике, из неживого, признанного отработанным и сгнившим дотла, рождается подобие жизни – герой Баширова. Он, словно Франкенштейн, сшит из протухших потрохов мальчика Бананана, повидавших ужасы того света глаз Сухорукова из “Счастливых дней” и переставшего биться, остывшего и налившегося цинизмом сердца героев Луцика и Саморядова, а вместо человеческой речи он лишь изрыгает нарочито несвязные озлобленные пародии на отчаянные монологи учителя английского из “Астенического синдрома”.
“Железная Пята Олигархии”, вышедшая в 1998 году – это трупный яд, стёкший с тел светлых героев перестройки и романтических девяностых, его атмосфера – испарения этого яда, а персонаж Баширова – оживший от этих испарений кадавр.

This slideshow requires JavaScript.

Отдельно нужно упомянуть о музыкальной составляющей фильма – Евгений Фёдоров (группа Tequilajazzz) сочиняя музыку для ЖПО ориентировался на двух Сергеев – Прокофьева и Курёхина. И здесь ещё один ключ к пониманию фильма. Ведь именно Прокофьев – ни много, ни мало – автор музыки к аж двум фильмам главного творца киномифологии тогда ещё совсем недавно умершей эпохи – Сергея Эйзенштейна (третий Сергей), и именно Курёхин – главный могильщик той эпохи. А закончим статью последними строчками песни жены режиссёра Инны Волковой (группа “Колибри”), которая звучит единственным человеческим комментарием к происходящему внутри самого фильма:
Стояло небо надо мной пустое.
небо, небо…
Меня спросили – был ли он героем?
не был, не был…

 

Author