Никому не нужные: “​Дюба-дюба”

Дебютный фильм Александра Хвана о личной войне одного человека.

vlcsnap-2014-01-20-21h46m33s132
Интеллигентного вида человек, студент ВГИКа Андрей Плетнёв (Олег Меньшиков), бежит по полумраку плохо освещённого московского двора – на бегу он хватает с земли горсти снега и суёт их в рот. В его сознании пульсирует: “Это требует много денег, реальных денег”. Деньги ему понадобятся для того, чтобы вызволить из тюрьмы знакомую девушку – которой, как потом окажется, нужно совсем не это, и уж точно не в исполнении Андрея. Ну а чтобы раздобыть денег, студент пойдёт на такое, что и не снилось его известному предшественнику с Гражданской улицы.
Одному из важных “​никому не нужных” режиссёров, старательному корё-сарам Александру Хвану страшно повезло и вместе с тем не повезло на сценарий для полнометражного дебюта. С одной стороны, ему посчастливилось посотрудничать с великими авторами Петром Луциком и Алексеем Саморядовым, что обеспечило будущему фильму культовый статус. В то же время амбициям Хвана не суждено было воплотиться в полной мере – картина оказалась сложноватой даже для того, чтобы стать хитом внутреннего арт-мейнстрима. Не говоря уж о Каннах, где он всерьёз рассчитывал на призы – ограничиться пришлось призом за режиссуру на только стартовавшем анапском фестивале “Киношок”. Шок, видео.

This slideshow requires JavaScript.

Жалуясь на то, что государство обращается с ним жестоко и безразлично, герой Меньшикова заявляет: “Сам себя объявляю государством… Я сам буду царь и солдат. И всякое неуважение и презрение к себе буду рассматривать как начало против меня военных действий”. Об этом, если вкратце, и есть фильмография Луцика и Саморядова – о том, как люди самовольно объявляют войну миру и начинают жить по законам военного времени, а мир, в свою очередь, не остаётся в долгу. Эту военно-полевую тему подчёркивают прошивающие весь фильм кадры ковки булатных кинжалов, сигнальные ракеты, летающие по провинциальному городку, и один из макгаффинов фильма – граната, которую главный герой “Дюба-дюба” получает от бандитов-союзников.
Война Луцика и Саморядова – неизменно гражданская. Война простодушных былинных казаков с чёрными магами большого города в “Гонгофере”, поход героев “Окраины” на офис нефтяных магнатов с целью возвращения награбленного. Наконец, война вгиковца Плетнёва за девушку, которую толком-то и не знал. Сказать, что кровопролитная – ничего не сказать.
Метафора девушки в беде как воплощения нашей несчастной родины – пусть и избита, но, кажется, уместна. Героиня фильма (пусть и заочная, в кадре её мало), медсестра Таня связалась с дурной компанией – доставала таблетки своему хахалю Коле, который подвизался наркодилером, – за что и была отправлена в места не столь отдалённые. Когда Плетнёв (человек, повторимся, вида интеллигентного) вызволил её из колонии, героем он для неё всё равно не стал – сердце всё равно лежит к Коле, который, кстати, правосудия в своё время избежал. Она сбегает от своего спасителя к своему могильщику – дома у Коли её настигает милиция, и она снова оказывается в тюрьме. Встреча Андрея и Коли (как и следовало ожидать, пошловатого быдляка в деревенском доме) – апогей борьбы Интеллигента и Простака за сердце Родины.
Но не будем забегать вперёд. Будем излагать мысли столь же непоследовательно, сколь и авторы фильма.
Повествование строится нелинейно, что для 1992 года было для условно “остросюжетного” кино ходом небанальным. Несколько больших фрагментов сюжета рассказаны параллельно, они бодаются и перебивают друг друга, долгое время ставя зрителя в тупик. Иногда фрагменты сменяют друг друга настолько удачно, что возникает впечатление, будто фильм поставил не Хван, а какой-то доморощенный Линч.
В свете этого сценарного, постановочного и монтажного блеска особенно хорошо видна важная особенность “никому не нужного” кино: здесь высокий канон авторского кино плотно стыкуется с низкопробным и пошловатым – словом, тем, что по-русски часто называют “чернухой”. Апогей этой самой “чернухи” – жестокое преступление, которое совершает герой Меньшикова на пути к своей цели: забравшись в квартиру к богачу, он несколько дней держит его связанным, выпытывая у него, где лежат спрятанные деньги. При этом он не причиняет нуворишу боли, а истязает его психологически – помахивает топориком, напялив чёрный плащ и отвратительную маску старухи (каково, Фёдор Михалыч?).

This slideshow requires JavaScript.

Борьба Интеллигента и Простака в “Дюба-дюба” – не “роман с ключом”, посвящённый каким-либо историческим событиям (подобные трактовки у нас особенно в ходу после фильма “Возвращение”, где за образом грозного отца многим отчётливо виделся президент), скорее – бытовое преломление хрестоматийного конфликта. Вот только Простак здесь не благородный рабочий-крестьянин, а банальный барыга, да и Интеллигент, хоть и косит под возвышенного Раскольникова, по профессии не сценарист, а бандит и вымогатель.
Как жить-то дальше? Зритель разводит руками и не может сделать никаких выводов. Спасённая героиня кричит вслед герою: “Оставь меня! Я тебя ненавижу! Убирайся в свою Америку!”, а местный Разумихин, друг и сосед героя Виктор лишь бренчит на гитаре да напевает: “Дюба-дюба, дюба-дюба…”
vlcsnap-2014-01-20-23h47m46s134

Author