Семь аккордов русского национального геноцида

С 1948 года геноцид признается преступлением. Звучит дико, но, наверное, нужно было уничтожить больше ста миллионов человек, чтобы понять эту мысль. Сейчас под геноцидом понимается уничтожение группы людей по расовому, религиозному, этническому или национальному признаку. Вроде бы все понятно… Но история России, как всегда, доказывает, что даже у геноцида у нас свой, особенный путь.
Клюквенный фанарт о княгине Ольге, вкратце излагающий ситуацию
Первым актом геноцида можно считать «четыре мести» княгини Ольги древлянскому племени (этнический признак), вождь которого, Мал, убил мужа Ольги из-за его стремления взять с древлян дань дважды. Апофеозом мести Ольги был поход на столицу древлянского княжества и, если верить летописным преданиям, изничтожение целого города Искоростеня огнем.
Стоит заметить, что подобные действия привели к подчинению древлян, а рядовые древляне пострадали только при пожаре в Искоростени, а вот племенная знать (нарочитая чадь), лучшие мужи во главе со своим горе-вождем Малом, была почти полностью истреблена.
Добрыня и Путята
Вторым актом геноцида стали действия киевского воеводы Добрыни, новгородского тысяцкого Путяты и архиерея Иокима, которые при пособничестве новгородского посадника Воробья Стояновича обеспечили принятие новгородцами света истинной веры православной.
990 год в Новгородской летописи записан – Добрыня крестити мечом, а Путята огнем. Получается, что всех приверженцев язычества попросту поубивали – либо зарезали, либо сожгли. Геноцид по принципу религиозному.
Александр Невский
Третий пример геноцида носит уже национальный характер и связан с монгольским нашествием на Русь. По понятным причинам походы Батыя на Русь следует рассматривать исключительно как боевые действия, а жертвы среди мирного населения списать на средневековую жестокость.
Интересны из этого периода два события – Неврюева и Дюденевы рати – карательные походы золотоордынцев для покорения противников «союза с Ордой». В 1252 году благоверный князь Александр Невский поддержал подавление восстания своего брата Андрея, а сам в результате уничтожения дружины брата смог не только взять число (перепись) Новгорода, но и получил ярлык на Великое Владимирское княжение.


Гости въехали к боярам во дворы, загуляли по боярам топоры
Четвертый пример геноцида самый необъяснимый – это опричнина. Страшное дело, с 1566 по 1572 годы Иваном Грозным экономическая и социальная база Московии была подорвана так, что оправиться страна смогла только в следующем веке.
Учёные по-разному оценивают суть опричнины – в историографии до 1917 года она понималась как средневековый вариант абсолютизма, что находит свое подтверждение во внутриполитической доктрине Грозного, после 1917 – как борьба передового царя против бояр, сегодня всё больше укореняется мнение, что опричнина была порождением больного воображения Ивана. Но факт остается фактом – все несогласные с политикой Грозного оказывались уничтоженными. Иногда царь подозревал целые города и учинял расправу: так было с Москвой, так было с Новгородом, та же участь грозила и Пскову.
Патриарх Никон
Пятый пример – на этот раз религиозного геноцида – касается старообрядцев. Тысячи из них с 1666 года бежали из страны, добираясь даже до Южной Америки! На родине их сжигали, ссылали, пороли… Религиозное рвение в борьбе за истинный обряд распространялось также и на иконы, в том числе и древние, рукописные памятники русской литературы, а немного позже даже на образ жизни. Религиозные гонения на старообрядцев продолжались, с переменным успехом, вплоть до правления Павла (1796-1801 гг.).
Шестой пример – также этнический – раскрывает глаза на суть подчинения народов Поволжья и Сибири. Обычно подчинение носило военно-религиозный характер, когда за казаками и стрельцами приходило белое и черное духовенство. Подчинение, с формальной точки зрения, выражалось в принесении шерти, т.е. клятвы верности белому царю.
Первый контакт русских с бурятами произошел в 1623 году, а в 1692 году произошло мирное вступление Бурятии в состав России. 71 год буряты сопротивлялись, 71 год проливалась кровь. 71 год бурятские военные вожди один за другим гибли в неравной схватке между Новым пороховым временем и махровым Средневековьем.
Ватник
Седьмой и завершающий пример – самый страшный – геноцид всех народов, развернувшийся после 1917 года, геноцид, который отобрал у народа историческое сознание, заменив его ненужной и бесполезной мифологизированной исторической памятью. Гражданская война, уничтожение слоя зажиточных крестьян, травля образованного слоя, религиозных деятелей всех религий, массовые депортации – это проявления. О сути историки спорят до сих пор, а мнений гораздо больше, чем по поводу опричнины. Есть даже и такие, с позволения сказать, мыслители, которые оправдывают действия тов. Сталина, которые отказывают красным или белым в праве принадлежать к русскому мiру, Русской Истории.
В чем же смысл всех проявлений геноцида, как мы его понимаем сегодня, в Русской Истории?
Первоначально массовые расправы по тем или иным причинам были вызваны закономерным требованием истории, подобных примеров полно в любом государстве. Княгиня Ольга в лице князя Мала уничтожала всю родовую знать, расчищая место на политическом олимпе старшим дружинникам, исчезновением языческих жрецов – место для нового духовенства, более послушного, чем славянские ведуны.
Однако, как мы видим, уже с 1252 года характер чисток начинает приобретать политический характер, достигая своего апогея в сталинском СССР. Государство вытравливает инакомыслие, развивая при этом миф о собственной уникальности и опираясь на довольно экстравагантные идеи: Третьего Рима, истинности православия как веры, светлого коммунистического будущего… Ни одна из этих идей не может служить оправданием тех жертв, которые уже необратимы, сами же идеи продолжают жить, подхваченные восставшим обрядовым православием и бюрократической махиной.
В семи аккордах русского национального геноцида не история, а апология государства, той машины, которая давит любого, кто с ним не согласен, не выказывая этого. В летописях, житиях, сказаниях, трудах г-на Мединского (а через эти каналы и в мифологической памяти общества) оседают предания, легенды, сообщающие красивые, поэтичные, жестоко-героические эпосы. Эти эпосы становятся источником самосознания россиян и ориентирами для восприятия России и русских в мире.
Так и несется уже 14-й век удалая русская тройка, сшибая каждого на своём пути, не давая пассажирам даже морального права высказаться относительно маршрута…

Author