Josephine Foster — All Leaves Are Gone [Locust, 2004]

psych-folk

Однажды в искренности моей любви к фолку меня заставила сомневаться прогулка по подмосковному лесу. Настоящий лес, назло романтическим представлениям о нем и мутным воспоминаниям из детства, оказался тревожным, монотонным и заполненным паутиной и комарами. Наугад попытавшись вызвать воспоминания о том, труднопроходимом, лесу во время прослушивания “All Leaves Are Gone” Жозефин Фостер, я попал точно в цель: ощущение мягкой, вязкой земли под ногами, запах компоста и листвы, от которого кружится голова, тревога оттого, что ты попал в чуждую тебе среду, — все это воплотилось в звучании этого альбома.

Однако основная причина, легко «продающая» любую запись Жозефин Фостер, — это, конечно, голос. Во-первых, голос у Жозефин, в отличие от многих соратников по движению, по-настоящему сильный и хорошо поставленный: в ее биографии есть довольно сказочные эпизоды про то, как в отрочестве она подрабатывала певицей на похоронах и свадьбах и мечтала попасть в оперу. Помимо чисто профессиональной уверенности и качества, голос Жозефин еще и на удивление разнообразен: независимо от того, аккомпанирует ли ему сольная акустика или полноценная рок-группа, уже в нем одном заложено путешествие по временам и землям, тот самый билет в Зазеркалье, которого от фолка и ждешь. На протяжении одного альбома, а то и одной песни Жозефин может обернуться эстрадной певицей начала века (так, что удивляешься, почему не слышно треска от проигрывателя), а потом снова стать беззаботной современной девочкой в кедах; спеть сладостную фолковую мелодию и вдруг обрушиться воющим лесным призраком, смотрящим тебе прямо в душу. Послушаем, например, титульную песню альбома, в которой, ко всему прочему, есть еще и совсем захватывающие дух вокализы:

Музыкальное сопровождение на “All Leaves Are Gone” чуть ли не единственный раз за всю карьеру ставит голос и песни Жозефин не в контекст старинных фолк-традиций (в ее репертуаре адаптация классических немецких песен XIX века, альбом, вдохновленный блюзами и госпелами, и исполнение традиционных испанских песен с традиционной испанской группой), а в несколько более современный, а именно — в контекст психоделики и фолк движения 60-х. Для записи этого альбома Жозефин пришлось подружиться с неизвестной группой The Supposed (их название как будто бы намекает нам на то, что их самом деле не существует, но нет, это два настоящих человека), которая играет на электрогитаре, басе и барабанах — инструментах, по большому счету чуждых старинной и камерной музыке Фостер.

Несмотря на изначальную непричастность электричества и перкуссии к миру Жозефин (по сути, там, где существуют ее песни, их еще не изобрели), The Supposed удается очень точно поймать своими от природы шумными и неутонченными инструментами нерв и напряжение голоса Фостер, отметить в песне переход от драмы к трагедии устрашающим лязгом, поддержать припев цепким псевдо-восточным риффом и вовремя замолчать, чтобы позволить акустике и голосу донести свою магию.

Эта встреча на Немане двух времен, электричества и акустики, фолковых мотивов и того, что с ними придумали делать в современной поп-культуре, проходит так успешно, потому что Жозефин поет не из старины, как кажется сначала, а откуда-то из-за пределов времени, оттуда, где вечно существуют все опавшие листья и потерянные люди. И все эти «мэри джейн, не жди меня, я таю, как пламя под дождем» и «нана, я забыла твою песню, ты исчезаешь» — все они, как говорил герой фильма “I’m Not There”, слишком нереальны, чтобы умереть.

Download

Author