Сартр по Фрейду, или спектакль REDROOM в театре «СОбытие»

FjIheuZFRZM

Поставить спектакль REDROOM – практически подвиг. Три человека из пьесы Сартра “За закрытыми дверями” оказываются «отсутствующими» – то есть умершими. Они находятся в одной комнате, в которой из предметов всего-то три стула да столик со статуэткой, которую нельзя даже с места сдвинуть – все в этой комнате является вызовом экзистенции в любом ее проявлении. Они не спят – потому что незачем; не едят – потому что нет больше нужды продлевать жизнь, а смерть сама по себе бесконечна; не смотрятся в зеркала – потому что навсегда останутся такими, какими их застала смерть, даже если и думают иначе. Сон, еда и зеркала, возможно, были бы им даны – хотя бы для приятной иллюзии, – если бы они попали в рай, но они в аду, где у них есть только один контакт – Коридорный, до которого и дозвониться-то почти невозможно, потому как телефон в аду барахлит. И «ад – это другие»: какие пороки они заметят друг в друге? До какой истины докопаются? Как проведут экзекуционный сеанс психоанализа?

Наиля Набиуллина, режиссер спектакля, совершенно незаметно подает зрителю свою интерпретацию. В пьесе мы не понимаем точно, кто же главный герой: писатель и журналист Марк (Вадим Чибисов), истеричка Инес (Инесса Яковлева) или роковая красотка Эстель (Ольга Порублева). Однако в постановке театра «СОбытие» есть двусмысленный финал: в какой-то момент девушки становятся полными противоположностями друг другу, принимают крайние состояния развратной девицы и чересчур морализаторствующей мужененавистницы – и в итоге кажутся только игрой воображения Марка, его собственным раздвоением личности. Таким образом центр идеи «ад – это другие» смещается главным образом на журналиста, который пытается разобраться в своем прошлом, чтобы осознать, что у него больше нет будущего и какой-либо возможности изменить то, что было раньше. Возникает в этом и второй план: всегда Марк был поставлен перед выбором между честью и предательством, верностью и развратом, достоинством и душевным обмельчанием. И здесь девушки символизируют что-то совершенно фрейдистское: то ли отца и мать, то ли переход в жизни каждого мужчины от материнской любви к любви женской, жениной, и он должен совершить этот переход хотя бы посмертно, в аду.

В постановке такого сложного произведения главное – держать внимание зрителя, потому что три героя практически постоянно присутствуют на сцене, а значит, они сами должны быть в самом настоящем адском напряжении, чтобы зритель следил за непростой идеей.

И где же мы видим эту пьесу? Варшавское шоссе, in the middle of nowhere. Сначала подумали: ошиблись адресом, написано же – Академия Натальи Нестеровой. А потом – нет, висит табличка «Театр СОбытие».

Этот маленький, но очень гордый театр создавался при факультетах режиссуры и актерского мастерства, в частности с легкой руки известного Юрия Кары, который вел там курс. Юрий Кара курс завершил, Академию уже закрыли и отобрали лицензию на образование, а театр остался. Что печально и экзистенциально не на шутку в этом случае, так это не судьба учебного заведения со всем известной репутацией, а факт: если здание сейчас продадут, театр останется без помещения для показа старых и постановки новых пьес и окажется в прямом смысле «За закрытыми дверями» от зрителя.

This slideshow requires JavaScript.

Author