Midori – Hello everyone. Nice to meet you. We are Midori [Sony, 2008]



ひみつの2人

noise rock / jazz fusion

Как ни странно, картинка выше — не для привлечения внимания. Это на самом деле обложка альбома, который действительно называется «Hello. Nice to Meet You. We Are Midori».

Многочисленные попытки скрестить джаз с электрическими гитарами происходили с переменным успехом уже с конца 60-х годов, но только в конце 2000-х это могло произойти при столь странных и неприглядных обстоятельствах. Японская группа Midori — это такой оживший ночной кошмар джазового элитиста, плевок на все прекрасное, что есть в джазовом каноне: ручки на усилителях невыносимо вывернуты вправо, на вокале — женщина, то кричащая, то мяукающая тонким голосом школьницы, клавишные и ударные то и дело напоминают о том, настоящем джазе, который живет где-то за пределами этого ада. Если посмотреть на самих участников группы, то станет совсем страшно: кто эти некрасивые молодые люди, почему среди них девочка в школьной форме, почему они фотографируются с кроликами и носят так много розового? Только взгляд на успокаивающее черно-белое фото Орнетта Коулмана в костюме позволяет продолжить.

Успокоить себя можно и тем, что шутить с джазом придумала, конечно, не группа Midori, а десятки куда более взрослых и уравновешенных людей, чем они. Взять хотя бы мудрого авангардного царя Джона Зорна, который делал в одной из своих 50 инкарнаций по сути то же самое, что и Midori — смешивал приличный джаз с неприлично экстремистскими жанрами, вроде грайндкора, и называл песни «бэтмен» и «джазовый сноб жри говно». Всем было очень весело и смешно, а Орнетт Коулман опять всех успокоил: раз уж Зорн знает, кто это такой, и может сыграть «Lonely Woman» пупком, держа волчонка на голове, значит, все в порядке.

Познания группы Midori в джазовом каноне весьма сомнительны или, по крайней мере, не бросаются в глаза. При прослушивании этого альбома скорее создается ощущение, что для них и «джаз» и «рок» — это случайно подобранные запчасти для создания чудовища Франкенштейна: их привезли в лабораторию ночью в закрытых коробках и проверять, что внутри, было уже некогда. Напористость и энергия песен Midori почти не позволяет задуматься о том, хорошо ли играет пианино, нужен ли в композиции контрабас и надоедлива ли кричащая девочка — остановись на секунду отдышаться, и тебя снесет толпа людей в мош пите.

Если задуматься все-таки удастся, то сразу станет ясно, что Midori в первую очередь интересуют не джазовые традиции, их переосмысление или разрушение, а веселье: контрабас просто-напросто больше и круче баса, пианино может играть более замысловатые мелодии, чем гитара, ну а шум усилителей и покричать — это вообще все любят. Фразу Сесила Тейлора про то, что пианино — это 88 настроенных барабанов, Midori, должно быть, вытатуировали где-нибудь на теле вокалистки, только для них и пианино, и гитара, и контрабас — это один большой барабан, по которому можно лупить со всей силы и получится хорошо.

К тому же, у Midori нет неприятной хардкор-привычки шуметь ради шума: их крики и шумы складываются в прекрасные поп-песни, для которых повышенная громкость и скорость просто необходимые факторы выживания — если они не будут изменяться хотя бы несколько секунд подряд, то умрут, словно акула без движения. Еще раз Midori триумфально доказывают и то, что в координатах поп-песни хуком может стать все что угодно — хоть крик, хоть пианино, хоть фидбек — главное, чтобы качало.

Вернемся к джазовым элитистам, которых мы оставили в ужасе смотрящими на фотографию японцев в розовом и кроликов. Возможно, нервничать по поводу Midori им все-таки не стоит, потому что в основе их музыки, как не крути, лежит тяга к необыкновенному, желание каждую новую песню играть не так, как предыдущую, ломать традиционные структуры и выуживать из них новые формы веселья — что, если подумать, во многом соответствует устремлениям джазовых мастеров. Ну а то, что у Midori есть страсть к кроликам и школьницам — это тоже ничего, ведь для них это такая же естественная среда, как робы и мистицизм для Элис Колтрейн. Midori — взбалмошные и безнадежно идиотские дети безумной современности, в которой люди заняты тем, что проходят четыре части Марио одновременно, и для них джаз возможен только в такой скоростной, кричащей, приукрашенной юбкой выше колен форме.

Download

Author