“Нам всегда нравилось быть простыми парнями с гитарами”

На прошлой неделе в Тверской области состоялся фестиваль «Нашествие», корреспондент «Агитпрога» Евгений Медведев встретился с лидером группы «Чайф» Владимиром Шахриным за несколько минут до начала выступления и побеседовал о духовном братстве уральского рока, миротворческой роли музыки, новой программе со струнным оркестром и эволюции «Нашествия».

чайф

Почему люди приезжают на «Нашествие», зачем они возвращаются на фестиваль год за годом?

Главным достижением «Нашествия» за 15 лет существования стало превращение из маргинального события, на котором собирались странные люди с радикальными идеями и единственной целью – напиться и наблевать себе на ботинки – в знаковое культурное явление. «Нашествие» стало неотъемлемой частью культурного пространства нашей страны.

Для многих людей фестиваль превратился в обязательную часть культурой программы: кто-то думает: «Надо сходить в Большой театр, посетить Третьяковку, съездить в Кижи или на Соловки» (я говорю от лица жителей провинции, у нас такой список). Теперь этот перечень пополнился еще одним пунктом: побывать на «Нашествии», и многие приезжают, чтобы поставить галочку.

Те, кто регулярно бывают на «Нашествии», приезжают сюда, как на встречу выпускников: раз в году люди, близкие тебе по духу, собираются вместе, чтобы оторваться. И пускай ты целый год был клерком и ходил в костюме в свой офис, то здесь становишься совершенно другим персонажем.

 

Давайте поговорим об одном из самых ярких событий этого года: 30-летнем юбилее группы «Чайф». Подводя итоги гастрольного тура, что запомнилось Вам больше всего?

Мы отыграли только половину тура, проехали всего 30 городов. Осенью планируем посетить еще 30, даже, 35 городов. Больше всего мы гордимся тем, что доехали живыми и здоровыми, не отменили ни одного концерта, при том что у нас слетели все спонсоры, которые предполагались. Мы работаем на абсолютной самоокупаемости, на кассе, на те деньги, которые люди приносят, покупая наши билеты. И пока что у нас все получается. Видимо, зрителям понравилась та идея, которую мы придумали, хотя она и была немного рискованной, местечковой: мы рассказали историю про Екатеринбург, и на каждом концерте слушатели попадают в наш родной город. Многие никогда не были на Урале, возможно, у них никогда не появится такой возможности, но хотя бы по нашим песням они смогут узнать что-то о городе, в котором мы живем. Для нас это очень важная история – это наша естественная среда обитания, где сформировались наши взгляды; это место, которым мы гордимся и которое очень любим.

Владимир Шахрин

Как Вам удается все эти годы оставаться честными с самими собой и не изменять выбранному много лет назад стилю?

Мы никогда ничего не придумывали, не просчитывали, не делали с каким-то коварным умыслом. Нам всегда нравилось быть простыми парнями с гитарами, и до сих пор нравится. Иногда кажется, что наша музыка старомодная, а проходит десять лет – и все вдруг начинают говорить: «О, какой у них модный и стильный акустический саунд!» Мы ничего не меняем, играем так, как нам нравится, вот и все.

 

У Вас уже есть планы, чем Вы займетесь по окончании юбилейного тура?

Наш тур закончится в середине декабря, а в феврале мы представим традиционную акустическую программу, которую в прошлом году, к сожалению, пропустили. Каждый год мы придумываем новую историю, делаем декорации и играем на гитарах. В этом году мы решили рассказать историю «Сотворения вселенной. Теорию струн». Основатель группы «Урфин Джюс» и председатель Союза композиторов Урала, наш старый друг Александр Пантыкин – человек рок-н-ролльный, знающий нашу музыку и эстетику. Он предложил сыграть программу с небольшим струнным оркестром. Нам давно предлагали выступить с оркестром, но я все открещивался, говорил, что не моя история. А вот тут появилась оркестровая история с акустикой, которую мы хотим представить в начале следующего года, отыграть в трех-четырех городах: Екатеринбурге, Москве, Питере, возможно, Минске. Раньше мы также играли в Киеве, но теперь совсем не ясно.

 

Вы планируете выступать на Украине в ближайшее время?

Если будет нормальное предложение – можно и в Киеве сыграть, я поеду, меня здесь ничего не смущает. Как верно заметил уважаемый Борис Борисыч Гребенщиков: «Там, где музыка, там царит мир». Но нужно учитывать и экономическую ситуацию на Украине.

 Группа "Чайф"

Диана Арбенина в интервью посетовала, что российские музыканты очень редко контактируют друг с другом. Этого нельзя сказать об уральском роке: свердловские и екатеринбургские группы всегда поддерживали и помогали друг другу. В чем секрет этого редкого для нынешних времен братства?

У нас всегда так было, сколько я себя помню. Когда меня, можно сказать, за руку привели и сказали: «Вот парни из «Урфин Джюса», вот молодые пацаны – новая группа Nautilus Pompilius - мы никогда не конкурировали. В нашем городе, когда ты хотел сыграть концерт, всегда чего-то не хватало: мы жили в закрытом городе с ограниченным доступом к музыке. Тем не менее, я знал, что у меня есть пять пластинок, а у моего друга — семь, и мы менялись ими на неделю. С инструментами было то же самое: все знали, что у Ильи Кормильцева есть 4-канальная Sony-студия, у Славы Бутусова — микрофон и провод, у Димы Умецкого — единственная в городе бас-гитара Fender. На каждый концерт мы собирали оборудование с миру по нитке, всегда с удовольствием выручали друг друга, и это сохранилось.

Я до сих пор общаюсь и близко дружу с молодыми музыкантами, следующим поколением уральского рока – тем, кому по 35 лет. Кто еще младше, кому по 20 – их я знаю не очень хорошо, но мы все равно пытаемся поддерживать группы. А как это лучше всего сделать? Я думаю, единственная правильная помощь – дать возможность встретиться с потенциальной аудиторией. Мы вот уже 15 лет проводим фестиваль «Старый новый рок», ориентированный на молодые коллективы. Мы приводим музыкантов и говорим: «Вот вам хорошая сцена, качественное оборудование, известный бренд фестиваля. У вас есть 20-30 минут, чтобы показать, что вы чего-то стоите, чтобы завтра каждый житель города спрашивал: «А ты слышал вот эту группу? А ты слышал?» И если у вас не получится зажечь – собирайтесь на репетиционной точке и решайте, что не так».

Author