“Пикник” за обочиной

Группа “Пикник” играет мистический пост-панк с 1981 года, сохраняя одну за собой одну из самых стабильных и нестандартных аудиторий в русском роке. На “Нашествии” мы поговорили с лидером группы Эдмундом Шклярским и басистом Маратом Корчемным о свежести восприятия, признании, чёрных котах и бабушках.

А также немного Кипелова.

 

1245694902_3

 

Эдмунд, Марат, зачем ехать на «Нашествие» и зачем сюда возвращаться?

Эдмунд Шклярский: Этот вопрос, пожалуй, стоит адресовать организаторам фестиваля, чтобы они рассказали об этом в рекламных целях. Но я думаю, вопрос стоит поставить иначе: а почему бы не быть здесь?

Марат Корчемный: Наше первое «Нашествие» состоялось в 2002 году, половина участников группы противилась фестивалю, как могла, и мне пришлось не говорить, куда мы едем. Но с тех пор все прижилось. Мне нравится сюда возвращаться, потому что каждый год я встречаю любимых музыкантов, которых долго не видел, и могу с ними поговорить.

 

Если не секрет, то что Вы обычно берете с собой на «Нашествие», что приносите с собой в гримёрку?

ЭШ: Из вещей: вода, очки, гитары – и все. Нужно избавляться от лишних вещей, особенно когда ты в пути – а мы сейчас в дороге, и запросы у нас самые скромные. Не так давно мы ходили в паломничество и выкидывали вещи, что взяли с собой: кружки, поварешки…

МК: А в гримёрке у нас сейчас только директор и ходулист.

 

Люди всегда внимательно прислушивались к рок-музыкантам. А о чем сегодня нужно говорить со сцены, что стоит внедрять в ум?

ЭШ: Сегодня нужно молчать. Порой паузы говорят больше,  чем слова и музыка. Но, поскольку сейчас проходит музыкальный фестиваль, мы будем играть.

 

Многие рок-музыканты, например, Саша Васильев и группа «Сплин», часто возвращаются к классике и сочиняют песни на стихи поэтов. «Пикник» собирается обращаться за помощью к русским поэтам?

ЭШ: Обычно поэты настолько хороши, что музыкой их можно только испортить. Мне кажется, что ни одно стихотворение, каким бы расчудесным оно ни было, не может органично войти в музыку: получится или аккомпанемент под музыку, или наоборот – что-то обязательно будет перевешивать. Поэтому приходится своими силами бороться, чтобы соединять слова и музыку.

 

Многие современные рок-группы ударяются в попсу, чтобы заработать лишнюю популярность и найти поклонников. Вы планируете менять свой стиль в угоду публики?

ЭШ: Добавить танцы и хореографию? Нет. Если вы начинаете изменять себе, вы становитесь намного опасней и себе, и окружающим. Куда важнее чувство самосохранения, и мы предпочтем оставаться верны самим себе.

 

Ваши песни пронизаны мистицизмом. А в жизни группы происходят мистические события?

ЭШ: Если бы они происходили, мы бы здесь не сидели. Хоты мы верим во всякие глупости, например, когда видишь черных котов,  переходящих дорогу, непременно нужно повернуться у зеркала три раза, когда вернешься домой. Может, это нас и охраняет.

 

Однажды я спросил у Горана Бреговича, что он считает показателем признания себя, как музыканта, и серб ответил: «Когда мои песни поют на свадьбах». А для Вас показатель признания – что это?

ЭШ: Пожалуй, когда бабушки поют песни – старенькие бабушки, но нам до этого еще далеко.

 

БОНУС: пять самых больных видео “Пикника”

 

5.

4.

3.


2.

1.