04. Tangerine Dream

От Electronic Meditation до Atem

…посвящается каждому, кто чувствует себя причастным к космосу

Аннотация к альбому Tangerine Dream «Alpha Centauri» (1971)

Создание Electronic Meditation

В октябре 1969 года трое великих экспериментаторов и визионеров вошли в студию Mixed Media в Западном Берлине, городе-застенке, окруженном бесконечной серостью Восточной Европы и соединенном с западным миром только 150-километровым «коридором». Три визионера [tippy title="( 1 )" width="450" height="300"]Слово «визионер» я использую не просто так. Представьте себе, что в одной группе собрались Сид Баррет, Роберт Уайатт и Эдди Филлипс, и вы поймете, чем был состав Tangerine Dream времен «Electronic Meditation» для краутрока. Мне трудно вспомнить хотя бы одну другую группу, каждый из членов которой продолжил бы музыкальную карьеру в таком же безумном темпе. После «Electronic Meditation» Эдгар Фрезе записал огромное количество альбомов с Tangerine Dream, Клаус Шульце выпустил более 50 пластинок, а Конрад Шницлер обошел их обоих, записав 14 сольных альбомов и две коллаборации только за один год в 80-х. Можно любить или не любить эти альбомы, но поражает уже само желание неустанно творить и творить новую музыку.[/tippy]: Эдгар Фрезе (гитара и орган), Конрад Шницлер (виолончель, гитара и скрипка) и Клаус Шульце, один из самых достойных барабанщиков в истории — с таким необычным сочетанием инструментов Tangerine Dream записали альбом, проникнутый необычайной свободой и Видением, которые редко встречаются в западном мире.

Клаус Шульце, Эдгар Фрезе, Конрад Шницлер

«Electronic Meditation» — безусловно гениальный альбом, исполненный желания незамедлительно поделиться истинами, открывшимися в видениях. Все участники группы уже тогда были немалыми величинами в области неортодоксальной музыки, но вместе в студии их собрал именно Фрезе, мечтавший хотя бы отчасти запечатлеть на пленке мощь живых выступлений Tangerine Dream. Настоящий трудоголик, Фрезе начинал свою карьеру в 60-ых, играя на гитаре в популярных группах, но быстро разочаровался в поп-музыке и основал Tangerine Dream.  Только за 1967 год в новой группе Фрезе сменилось три состава — он отчаянно искал новый звук. И когда наконец трое музыкантов пришли в студию Mixed Media (занимавшую заводское помещение, принадлежащее кому-то из местной арт-тусовки), они сделали экспериментальную запись, которая превзошла все, что создали их современники. Сложив воедино свои обширные познания в экспериментальном искусстве, Фрезе, Шульце и Шницлер получили потустороннюю смесь ритуала и магии, не вписывающуюся в рамки традиционной музыки. Они цепляли контактные микрофоны к кассовым аппаратам, били стекла, использовали устаревшее, луддитское оборудование, на котором записывались еще ранние альбомы Amon Düül. Отчасти музыка на «Electronic Meditation» очень земная, практически природная: девственные, первобытные звуки виолончели и ударных сплетаются с органом Эдгара Фрезе (здесь еще гадким утенком, которому предстоит стать лебедем) и создают вязкое звуковое болото. Однако куда важнее то, что на этом альбоме Tangerine Dream отправились в космос. На «Cold Smoke» и «Journey Through a Burning Brain» они играют на гитарах и барабанах со страстью и энергией человека эпохи Возрождения. Ударные Клауса Шульце звучат как османская орда разъяренных Мо Такер, в религиозном экстазе штурмующих венские врата. Это была песнь коллективного сознания всей Германии, вставшей на цыпочки и закричавшей «На Лунууу!». Освобожденные от бас-гитары, барабаны Клауса Шульце способствовали созданию свободного рока, проистекающего сразу из нескольких музыкальных направлений. Эта музыкальная форма собрала воедино молодежный рок-н-ролл и классическую музыку, соединила в себе традицию и самые экстремальные нововведения. Результат получился столь же вневременным, как все истинные произведения искусства.

Journey Through A Burning Brain

 

Встреча Эдгара Фрезе с Сальвадором Дали (Северная Испания, 1965)

Так как же Tangerine Dream достигли этого? Чтобы понять это, нам нужно вернуться в 1965-ый год, когда Эдгар Фрезе играл на гитаре в рядовой бит-группе The Ones.

Впервые я услышал Rolling Stones, когда репетировал со своей группой.  Больше всего меня поразила их внешность. Они выглядели мрачно и понуро: настоящий антипод The Beatles.

Успех Стоунз вдохновлял Фрезе, который тоже был угрюмым и непривлекательным. Благодаря им он понял, что новая поп-культура приемлет самые разные формы красоты в искусстве: он не умел петь, но теперь знал, что это не так важно, и серьезно взялся за гитару . В том же году, когда Фрезе впервые услышал Rolling Stones, The Ones отправились с туром в Северо-восточную Испанию. Один из концертов они отыграли прибрежном каталонском городке под названием Кадакес. В этом небольшом поселении в 50 километрах от Барселоны располагались частные владения известных художников, и здесь жизнь Эдгара Фрезе совершила крутой поворот после неожиданной встречи с Сальвадором Дали. The Ones сыграли концерт на вилле Дали, и после этого Фрезе уже никогда не был прежним:

Это была самая значительная перемена в моем восприятии музыки. Когда я увидел, как он говорит, как он думает, я понял, что нет ничего невозможного. И тогда я решил, что сделаю в музыке то же, что он сделал в живописи.

Эдгар Фрезе пришел в рок-н-ролл проторенной дорожкой из арт-колледжа. Как и Сальвадор Дали, он начал с изучения скульптуры и живописи. После встречи с Дали в сознании Фрезе всё сложилось в единую картину — теперь он чётко видел своё будущее: он будет записывать альбомы, рисовать картины и давать концерты; он найдет собственную уникальную форму искусства. У Фрезе открылся третий глаз. Он поехал с The Ones обратно в Западный Берлин, где погрузился в изучение работ новых экспериментальных композиторов.

Лекция Карлхайнца Штокхаузена

Берлин в те годы был эпицентром нового движения музыкантов, вовсю кошмаривших своих слушателей: они резали пленку, играли ее задом наперед, придумывали странные сочетания микрофонов и стереосистем. На своих семинарах Карлхайнц Штокхаузен и Лучано Берио искали новые определения самому понятию «музыка». Рядом — Джон Кейдж, только-только приехавший из Нью-Йорка, где он работал над 24-часовой композицией для пианино. Еще один американец, Мортон Суботник, рекламирующий безграничные возможности нового синтезатора Buchla. На этом творении Дона Букла (также великого визионера) вообще не было клавиатуры в привычном понимании слова — вместо нее на Buchla располагалась цепь ручек и переключателей, вызывавших музыкальные «события». Другие иностранные композиторы — Милтон Бэббит, Ксенакис и Тоси Итиянаги — давали в городе семинары, а экспериментальная сцена самого Берлина вращалась вокруг студий-мастерских Роланда Кайна, Томаса Кесслера и самого Штокхаузена.

Но хотя Фрезе и погрузился в новую атмосферу, он был ветераном старой музыки и не мог идти в ногу с революционным свободолюбивым Берлином, в особенности с юными и образованными идеалистами, не знавшими чумы бит-музыки.

Эдгар Фрезе (второй с конца) и его группа The Ones на вилле Дали

Боясь слишком резких перемен, Эдгар Фрезе снова поехал в Кадакес в составе The Ones, чтобы сыграть заключительное шоу на вилле Дали. Французский режиссер Дж. С. Аври в это время как раз снимал фильм об известной статуе Христа авторства Дали и предложил The Ones написать саундтрек. Однако после этого временного успеха дела The Ones пошли на спад. Начало 1967 года они провели в захолустных клубах Парижа, ночи напролет играя «In the Midnight Hour». Они становились все беднее, впятером спали в одной комнате и ели самое дешевое конское мясо, готовя его на открытом огне в Булонском лесу. Слетающаяся в Париж со всех концов земли золотая молодежь только лишний раз напоминала отчаявшемуся Фрезе о его мечте. Наконец, он расстался с The Ones, собрал свои вещи и уехал обратно в Берлин.

Концерт Tangerine Dream и Psy-Free вклубе Zodiac, 1968

«Для меня как для гитариста самым большим откровением стала игра Джимми Хендрикса»

Эдгар Фрезе, 1976

К 1967 году берлинский андеграунд впитал музыку The Grateful Dead, The Mothers, The Fugs, The Velvet Underground и The Doors. Все еще жалея о том, что у него нет голоса, и восхищаясь «особыми модуляциями в пении Моррисона», Фрезе пытался записать новые, инструментальные версии песен The Doors со своим фри-рок квартетом Tangerine Dream. Первым Фрезе взял в группу берлинского барабанщика Ланса Хапшаша  — за крутое имя. Это имя было отсылкой к безумной фри-роковой группе Hapshash & the Coloured Coat[tippy title="( 2 )" width="400" height="250"]Хоть на ранних стадиях движения свободного психоделического рока Hapshash & the Coloured Coat имела огромное значение, сейчас она слушается с трудом. Как и Клаус Шульце с пластинкой «Cyborg», они основали жанр, который быстро разросся до такой величины, что его создатели оказались посланными нахуй историей. Hapshash & the Coloured Coat теперь доступна на CD. Чтобы понять насколько сильно они повлияли, например, на Amon Düül I, послушайте «A Mind Blown is A Mind Shown» и «The New Messiah Coming 1985»[/tippy], вышедшей тем летом и ставшей сверхпопулярной в английском, американcком и немецком андеграунде. Эта наполненная длительными монотонными психоделическими проигрышами и песнопениями пластинка оказалась самой необузданной из всего, что американская рекорд-индустрия породила в эти годы. Американские лейблы в это время настолько жестко контролировали свои группы, что даже первый альбом Grateful Dead тянул скорее на игривое кантри, чем на полноценную психоделическую запись.

Сумасшедшая анархическая оргия

Осенью 1967 года Фрезе и Хапшаш репетировали вместе с Куртом Керкенбергом на басу и Фолькером Хомбачем на флейте и скрипке. Уже первый концерт Tangerine Dream, который они отыграли в Берлинском техническом университете в январе 1968, вылился в сумасшедшую анархическую оргию свободомыслящих индивидов. После этого концерта группа стала культовой: Tangerine Dream собирали полные залы в огромном Zodiac Club и по 5 или 6 часов подряд  сходили с ума на сцене, играя бесконечные свободные импровизации. Новый берлинский идеализм напрочь отрицал капиталистические основы, на которых держалась значительная часть британской и американской сцены, и музыканты были рады играть за гроши, лишь бы только за их спинами не стояла полиция.

Однако такая жизнь устраивала далеко не всех. Полное отсутствие денег и контрактов на запись заставляло людей покидать группу. Тусовка начала редеть. Ланса Хапшаша сменил шведский джазовый барабанщик Свен Йохансен, а Фолькер Хомбач нанялся оператором к немецкому режиссеру Райнеру Вернеру Фассбиндеру. Новый басист из Голландии, ливерпульский барабанщик по имени Пол, небольшая подработка на телевидении — план Эдгара Фрезе снова шел по швам. Он чувствовал себя ошарашенным, потерянным, побитым. Где найти людей, которые выдержат напряженное космическое путешествие через его пылающий Разум, усиленный Дали?

Ок, это невозможно продать, но мы вас берем

Помимо Фрезе, в Восточном Берлине жила ультра-левая группа психоделических фриков Psy-Free. Они были на три-четыре года моложе Фрезе и у них в составе был потрясающий барабанщик Клаус Шульце. После распада очередного состава Tangerine Dream, Фрезе внезапно наткнулся на Psy-Free и попросил Клауса Шульце поиграть на барабанах в его группе. Клаус Шульце изучал психологию и экспериментальную композицию под началом Томаса Кесслера и как раз заканчивал Берлинский технический университет. Он экспериментировал с пленкой с 1968 года и, благодаря работе в студии Кесслера, отлично разбирался в непонятной никому электронной музыке. Эдгар Фрезе также ходил на лекции Кесслера и чувствовал, что ему стоит сосредоточиться на исследовании нестандартных инструментов. Наконец, он попросил присоединиться к Tangerine Dream Конрада Шницлера, который был на несколько лет старше Фрезе и Шульце, но до сих пор продолжал учиться. Как-то раз названный музыковедом А. Фриманом «неукротимым экспериментатором», Шницлер стал странным атональным якорем, на котором держалась неземная, превербальная музыка Фрезе и Шульце. Результат был, мягко говоря, дикий. 

«Electronic Meditation» — одновременно древняя, современная и футуристическая запись, хотя у нее мало общего и с электроникой, и с медитацией. Хоть «Electronic Meditation» и была сыграна ансамблем из акустических и электронных инструментов, технологии в ней было не больше, чем у человека, играющего в подвале на всём, что попадается под руку. Слово «Electronic» в названии скорее присутствовало в символических целях, чтобы подчеркнуть необычный подход Tangerine Dream к музыке и обозначить принадлежность Фрезе к той культуре, частью которой ему так хотелось быть. С Шульце и Шницлером он не просто стал частью этой культуры, а превзошел ее. Когда глава Ohr Records Рольф-Ульрих Кайзер услышал «Electronic Meditation», он сказал: «Ок, это невозможно продать, но мы вас берем».

Крушение, воскрешение и Alpha Centauri

Р.-У. Кайзер был большим фанатом группы и старался привлечь к ней как можно больше внимания: в 1969 году он уже писал о них в своей книге «Das Buch Der Neuen Pop Music» («Книга новой поп-музыки»). Понять, что творилось в этот период в голове у Фрезе, сложнее. Он постоянно приглашал в Tangerine Dream стремных персонажей и бесился, когда они вели себя так, как от них можно было ожидать. В октябре 69-ого Фрезе сорвался на Клауса Шульце во время Essen Pop & Blues Festival за то, что тот во время выступления проигрывал какую-то странную органную пленку. Возможно, Фрезе просто пытался взять всё под контроль.

«Контроль» Эдгара Фрезе

Как бы то ни было, Шульце ушел из Tangerine Dream вскоре после выхода Electronic Meditation и присоединился к другой сокрушительной космической группе Ash Ra Tempel. Вместо него в группе стал играть их фанат, молодой джазовый барабанщик Кристоф Франке. Он перешел в Tangerine Dream из другой знаменательной немецкой фри-рок группы Agitation Free — его привлекли визуальные эффекты, сопровождавшие концерты Фрезе. Он споро вошел в состав группы и какое-то время Фрезе, Шницлер и Франке записывали музыку для телевидения и играли в Vienna Art Lab. Однако с прибытием Франке музыка Tangerine Dream слишком далеко отошла от интересов Шницлера, и он ушел, чтобы собрать собственную группу — ультра-экспериментальную и аритмичную Kluster[tippy title="( 4 )" width="450" height="300"]“Важное замечание по Конраду Шницлеру: он собрал Kluster вместе с Дитером Мёбиусом и Ганс-Йоахимом Роделиусом, чтобы играть атмосферную, космическую музыку. В начале 1971 года они выпустили альбом «Zwei Osterei» — масштабную запись, состоящую из двух 20-минутных композиций. Оба трека — «Electronic Music Und Text» и «Electronic Music (Kluster 4)» — куда больше напоминают «Electronic Meditation», чем все что группа, переименованная в Cluster, выпустит после ухода Шницлера. Первая пластинка дуэта «Cluster LP» получилась весьма неплохой, но все же ей не хватало той самой вызывающей дрожь виолончели, которая составляла самую суть ранних Kluster и «Electronic Meditation»[/tippy]. Ральф-Ульрих Кайзер настоял на том, чтобы Фрезе взял в группу юного органиста Стива Шредера, и снял для Tangerine Dream студию Дитера Диркса в Штомельне, неподалеку от Кельна.

Вторая пластинка группы под названием «Alpha Centauri» получилась такой же космической, гаражной и языческой, как и «Electronic Meditation». 13-минутный эпос «Fly & Collision of Comas Sola» начинается с кричащего звука астрального синтезатора, стремящегося к нечестивому союзу со светлой эльфийской флейтой в небесах, в то время как глубокий и низкий звук церковного органа безнадежно прикован к земле. Пока флейта продолжает создавать все более и более живую атмосферу, орган постепенно становится все напористей, он вторгается в звуковое полотно, произвольно переходя от минорных аккордов к мажорным. И затем все взлетает на воздух. Гигантские, басящие синтезаторы грозятся уничтожить всю композицию, пока наконец прекрасные расстроенные литавры, противопоставленные всем остальным звукам, не восстают из микса, подобно фениксу, и не вступают в бой с сумасшедшей красавицей-флейтой. Флейта принимает вызов и танцует еще безумней, отправляя барабанщика в другое измерение, где он разражается такими звуками, которых никто в рок-н-ролле не слышал со времен Electronic Meditaiton. Крис Франке, очевидно, принял вызов Клауса Шульце и в полную мощь ответил на его психический шторм. Благодаря своим странным инструментам и новому выдающемуся барабанщику Tangerine Dream снова сотворили невиданное доселе чудо. Правда, на этот раз чудо попало точно в цель: немецким слушателям «Alpha Centauri» настолько пришлась по душе, что в Германии было продано больше 20000 экземпляров пластинки. Tangerine Dream сделали kosmische музыку более влиятельной, чем кто-либо, включая их самих, мог предположить.

Fly and Collision Of Comas Sola

 

Следующую пластинку Tangerine Dream ждал весь немецкий андеграунд. Титанический двойной альбом, называющийся «Zeit», что в переводе с немецкого означает «время», вышел в 1972 году, и напрочь выпал из временного контекста. Я послушал этого 80-миунутного гиганта больше тысячи раз, и по-прежнему не могу привязать его ни к какой известной мне временной плоскости. Противостояние инструментов с предыдущих альбомов сменилось здесь эпическими атмосферными массивами, прокладывающими себе дорогу сквозь глубокий космос. Бьюсь об заклад, что на фоне «Zeit» даже группа The Orb покажется вам самым оторванным спид-металом. Четыре композиции, каждая из которых приближается к 20-минутной отметке, собранные вместе, чтобы создать краутроковый аналог фильмов «Космическая одиссея 2001 года» и «Темная звезда». Громоздкие, величавые названия композиций служат только одной цели: усилить впечатление, что Tangerine Dream записывают свои альбомы на неземном атолле, окруженном не океаном, а звездами.

Перед тем как приступить к записи «Zeit», Фрезе выгнал из группы Стива Шредера, обвинив его в том, что он «окончательно слетел с катушек», и заменил его Ганс-Петером Бауманом. Жажда власти снова давала о себе знать. Когда Стива Шредера подобрали Ash Ra Tempel, также подписанные на Ohr Recods, Фрезе снизошел до того, что предложил молодому органисту место сессионного музыканта.

Пит Бауман, занявший свободное место в группе, был органистом в рок-группе под названием The Ants, красавчиком и, пожалуй, самым традиционным музыкантом из всех, кто когда-либо играл в Tangerine Dream. Ко времени записи «Zeit» он еще не до конца сыгрался с группой, поэтому в музыке Tangerine Dream образовалась брешь, которая оказалось весьма полезной. Пространство растянулось до неузнаваемости и превратилось в бесконечные молчаливые равнины, от великолепных ударных с предыдущих альбомов не осталось и следа. Мантра группы Popol Vuh «Affenstunde», сыгранная на синтезаторе [tippy title="Moog"]

Moog Modular
[/tippy], так очаровала Фрезе, что он предложил лидеру Popol Vuh Флориану Фрике сыграть на огромном и дорогостоящем Moog на первой композиции альбома — устрашающей «The Birth of Liquid Plejades». Четыре звонкие, тревожные виолончели под руководством Йохана фон Грумбкова из немецкой группы Holderlin, игравшей средневековый фолк, медленно раскачивают трек, пока непередаваемо прекрасный (и до странности женственный) звук синтезатора Фрике прорубает путь через всю эту меланхолию.

Хотя kosmische музыка и активно обсуждалась в немецком андерграунде, «Zeit» был всего лишь вторым электронным альбомом, записанным в традициях этой эстетики. Первым, к негодованию Фрезе, стал его бывший напарник, Клаус Шульце, записавший современный электронный эпос «Irrilicht». Сегодня нам совершенно очевидно, насколько различны эти альбомы: «Irrilicht» куда больше тяготеет к какофонии, струнные аранжировки на нем на порядок более лихие, чем на «Zeit», наконец само пространство альбома значительно плотнее заполнено действием. Но тогда, на фотофинише, эти два альбома постоянно сравнивали друг с другом.

 

Birth Of Liquid Plejades

Сингл «Ultima Thule» и Atem

Одновременно с «Zeit» Tangerine Dream выпустили эпатажный гаражно-проговый сингл под названием «Ultima Thule (Parts 1 & 2)». То, что эта пластинка записана под влиянием рок-н-ролльщика Пита Баумана становится очевидно уже на первом треке — монолитном алтаре зашедшей слишком далеко Pink Floyd-мании. В начале песни Фрезе комически быстро повторяет один и тот же барре-акорд, который затем уступает место фанковому рифу клавишных Пита Баумана. «Teil 2» — уже совсем другое дело. Эта песня куда менее панковая, похожая скорее на саундтрек к какому-нибудь легендарному египетскому мифу.

Летом 1972 года Tangerine Dream сыграли последний концерт в конвенциональном составе орган-барабаны-гитара на фестивале Ossiach. Это шоу записывалось для концертной компиляции BASF, и Tangerine Dream исполнили новую вещь «Oscillator Planet Concert». Этот концерт и запись «Ultima Thule» позволили Питу Бауману быстро интегрироваться в Tangerine Dream, которые уже спешили записать новый масштабный альбом «Atem». В это время босс Ohr Records Рольф-Ульрих Кайзер начал спорить с Фрезе о том, в каком направлении группа должна двигаться дальше. Фрезе и Рольф-Ульрих, оба гордые, самоуверенные визионеры, никак не могли договориться.

Новый лейбл Кайзера Cosmic Couriers/Kosmische Musik набирал обороты, и он хотел чтобы Tangerine Dream перешли на него с Ohr. Фрезе, однако, остался непоколебим. Титульный трек «Atem» — 20-минутный старший брат «Ultima Thule (Teil 2)», доказывает, что вдохновение не только не покинуло Tangerine Dream после записи сингла, но и перешло на новый уровень. Эта композиция велика как пустыня Сахара. Она то похожа на вторую сторону альбома «Closer» Joy Divisioin, то на фанфары, сопровождающие погружение Атлантиды в океан. И здесь снова есть чудесные барабаны, которых так не хватало на «Zeit»! Затем все это уступает место уже больше напоминающему «Zeit» пульсирующему звуковому пространству. Последний трек на пластинке, короткая композиция «Whan», — самый безумный. Здесь Tangerine Dream отпускают тормоза и скатываются в первобытную свирепость : три шамана наконец-то поняли, что им не нужны инструменты, и пустились в пляс, ища гармонию только в дыхании друг друга. Эта песня одновременно красива, смешна и трогательна, потому что в ней мастера экспериментальной музыки показывают, что свой гений они могут проявить через что угодно.

Wahn

 

Весь мир любит Федру

В Британии Джон Пил назвал «Atem» зарубежным альбомом года, а Рольф-Ульрих Кайзер похлопотал о том, чтобы пластинка вышла на лейбле Polydor. Tangerine Dream были настолько популярны, что большинство немцев думали, что они из Британии. Тем не менее, когда Эдгар Фрезе взял в руки одну из копий «Atem», выпущенных на Polydor, он обнаружил на ней логотип лейбла «Kosmische Musik». Фрезе был в ярости. Он окончательно разругался с Р-У Кайзером и порвал контракт с Ohr Records. Для такого хода трудно было придумать лучшее время — благодаря немалому интересу к группе в Британии, Tangerine Dream сразу же подписал модный в то время лейбл Virgin. Шоу Джона Пила и постоянные упоминания в британской прессе проложили для первого британо-германского альбома Tangerine Dream «Phaedra» путь в топ-10. Это была хорошая, а иногда даже восхитительная, легкая триповая музыка, которая вскоре стала основой рациона британских студентов начала 70-х. Однако какая-то важная часть творчества Tangerine Dream будто бы испарилась. А может быть, это было просто следствие перемен, происходивших с группой. Традиционные сессии в студии Дитера Диркса  уступили место записям в шикарном особняке Virgin в Оксфорде. Аритмичные ударные полностью пропали с записей Tangerine Dream, зато щедрые авансы Virgin позволили Фрезе, Франке и Бауману покупать тонны секвенсорного оборудования. На дворе был 1973 год, и 67-ой остался для Фрезе далеко позади. Возможно, для него наступило время двигаться дальше. Дни контактных микрофонов на кассовых аппаратах подошли к концу.

Слушать «Phaedra» на Яндекс.Музыке

Tangerine Dream быстро смекнули, как достичь космической славы. Вряд ли в этом случае стоит говорить о продажности, но группа стремительно удалялась от истинного экспериментаторства. В музыке Tangerine Dream больше не было слышно стертых до кости рук. Из нее исчезло то крадущееся по пустыне напряжение первых четырех пластинок. На его место пришел  расслабленный, автоматичный прото-ньюэйдж, сыгранный на запрограммированных синтезаторах. Если не знать о существовании их старших братьев, поздние альбомы Tangerine Dream из 70-х — «Phaedra», «Rubicon» и даже «Stratosfear» — вполне сносно слушаются в наше скудное время. Однако тогда они казались непростительной трагедией и предательством четырех первых, классических альбомов.

<<<Faust                                                                                                                                        Neu!>>>

Post a comment

You may use the following HTML:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>